Из истории шахмат в Чувашии

Обмениваясь информацией с коллегами из  России и зарубежья, я часто встречаю упоминания о нашем земляке – шахматисте и литераторе Алексее Николаевиче Студенецком (1912-1988 гг.). Вот, например, предложение Владимира Нейштадта (г. Барнаул): «Вообще, неплохо бы издать книгу избранных композиций (этюдов и задач) Студенецкого, а спонсировать ее могли бы газета, где он проработал всю жизнь и Союз журналистов Чувашии».

Книга – это вопрос, решаемый не очень быстро. А вот детский турнир памяти А.Н. Студенецкого, регулярно проводившийся в Чебоксарах в конце ХХ века, забыт не заслуженно. Поскольку Алексей Николаевич был автором множества опубликованных в мировой печати  задач и этюдов и всероссийским судьей по шахматной композиции, может есть смысл присвоить его имя турниру решателей или составителей? Такой эксперимент проводился в 1991-92 гг. В.И. Соловьевым  с помощью газеты «Советская Чувашия». В конкурсе приняли участие известнейшие российские и зарубежные шахматные композиторы.

Я уже предлагал вниманию читателей шахматные и литературные работы А.Н. Студенецкого. Публикуемый сегодня рассказ-юмореска написан Алексеем Николаевичем в 1966 году в г. Сочи, где он являлся специальным корреспондентом ряда газет на международном турнире памяти русского чемпиона М.И. Чигорина и знакомил наших читателей с творчеством другого нашего земляка В.Д. Сергиевского, выполнившего на нем норму мастера спорта международного класса.

Случай в городе Н. или новое в защите Каро-Канн.
(Почти киносценарий)

Место действия: Курортный город Н.
Время действия: Эпоха очередного матча на первенство мира.
Среди пальм и магнолий большой парк Н-ского автохозяйства. Около диспетчерского окошка – афиша: «…Состоится лекция. Второразрядник Иван Курочкин расскажет о последних достижениях в защите Каро-Канн по партиям матчей Таль-Ботвинник и Петросян-Спаский…».
Крупный план. Чьи-то руки снимают и вешают другую: «Сегодня последний тур чемпионата города. Кто у нас будет чемпионом? Это решит партия Ступак-Курочкин. Начало в 17 часов. Вход свободный».
Стоянка автомобилей. В традиционной позе шоферов – под черной «Волгой» – Вася Болельщик. Вдруг голос за кадром заставляет его насторожиться:
– После 1.е4 ход Кс6 не годится. Это не защита. Следует играть с6. А тогда…
Крупным планом Васино лицо: глаза расширены, рот приоткрыт. Вася узнал голос Ступака.
– …тогда 2.d4 d6 3.Kc3 de и решает 4.d5.
Спина торопливо вылезающего и бегущего Васи.
Дверь квартиры с табличкой «И.И. Курочкин». Рука на кнопке звонка. Продолжительный тревожный звонок. Из-за плеча запыхавшегося Васи, в проеме открывшейся двери, – Курочкин.
Вася: Скорее шахматы! Ступак такой вариантище заготовил, что…
Он машет рукой и нервно лезет в карман за сигаретами.
Квартира Курочкина. Хозяин квартиры с Васей Болельщиком склонились над шахматами. Крупным планом доска с позицией.

Курочкин: М-м да. Бить на d5 плохо. И в теории этого варианта нет. Ни Таль ни Спасский 4.d5 не играли. Ай-ай…
Кадр заволакивается папиросным дымом. Из дыма поступают стенные часы. Стрелки показывают двенадцать. Снова дымовой занавес и снова циферблат: четыре часа. Сквозь часовой диск проступают слова афиши: «Начало в 17 часов. Вход свободный».
Курочкин, склонившись над доской озабоченно трет лоб. Вдруг лицо его светлеет. Во весь кадр та же позиция. Рука Курочкина делает ход 4…Kf6!! Широчайшая Васина улыбка…
Гараж. У входа в красный уголок Вася Болельщик таинственно шепчет друзьям:
– Ступак вариант подготовил, а мы такое опровержение нашли, что закачаешься! Он думает Каро-Канн – это так себе. Не-ет!…
Красный уголок. Курочкин и Ступак садятся за доску. Их обступили болельщики. Ступак делает первый ход: 1.Kf3! Недоуменный взгляд Курочкина…
Проспекты и парки города Н. Солнце садится в море. Загораются огни рекламы. Теплый южный вечер. В толпе гуляющих выделяется возбужденная компания. Это Курочкин, Ступак, Вася и их друзья.
Курочкин (Ступаку): Да, дорогой. Если бы допустил ты Каро-Канн, не быть тебе чемпионом.
Ступак: Ну, это как сказать!
Курочкин: Чего там говорить. Вариантик-то был с дыркой.
Ступак: Какой вариантик?
Курочкин: Тот самый, который ты приготовил к нашей партии.
Ступак: Ничего не знаю.
Вася: Ступа-ак! Не забывай: тут общественные автоинспекторы имеются! Не проведешь!
Ступак (изумленно): Да вы о чем, ребята?!
Парк. Компания останавливается под ярким фонарем. Вася держит в руках карманные шахматы.
Вася: Вариантом сегодня в гараже хвалился?
Ступак: Нет.
Вася: Явный прокол… А о шахматах вообще говорил?
Ступак: Это было. Новенький шофер задачу свою показывал.
Вася: Какую задачу?
Ступак: А вот…
Крупным планом карманные шахматы с позицией пятиходовой задачи:

Поздний вечер. Поредели толпы гуляющих. Реже пробегают автомобили. А в пятне света под фонарем – та же компания.
Ступак: Поняли теперь, что никакими вариантами я сегодня не хвалился?
Вася (уныло): Кажется, поняли.
Стремительно набежавший титр:
«А вы что-нибудь поняли, товарищи? И вообще: при чем тут защита Каро-Канн?».

Задача, которую рассматривали герои рассказа, решается так:
1.1.е4 с6 2.d4 d5 3.Kc3 de 4.d5+. Этот вариант совпадает с ремя начальными ходами защиты Каро-Канн. А четвертый ход (по отношению к дебюту!) выглядит…новинкой! Таким образом, получается нечто вроде шахматного буриме. Встает вопрос: можно ли составить задачи, «соответствующие» другим дебютам?…
Есть в пятиходовке и другой вариант. Пренебрежительное отношение к нему одного из героев рассказа – явное недоразумение. Впрочем, судите сами: 1…Кс6 (в «дебютном» отношении это, конечно, ход, не пользующийся популярностью, но «в задаче» – это ход!). 2.Сс6 dc 3.Kc3! (черные в цугцванге!). И теперь: 3…b4 4.Ka4; 3…c5 4.Kd5; 3…f2 4.Ke2.
Вместо 3.Кс3 нельзя было играть 3.d3 ввиду 3…f2 4.Лf5 f1Ф – и мата нет.
Вот какой случай был в городе Н.
А. Студенецкий.

Орфография и стилистика публикации соответствуют оригиналу. Материал подготовил Ю.Иевлев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *